Реальный путь к повышению здоровья массы людей

лежит через совершенствование здравоохранения,

через усиление его профилактической роли.

Николай Амосов

Вступительная страница от первого лица

Перед тем как познакомить неравнодушного читателя с содержанием этих заметок, адресую ему несколько доверительных слов. Дело в том, что мои единомышленники и соавторы настоящих записок обратились ко мне как к автору публикаций, касающихся острых проблем здравоохранения, с предложением написать короткий вступительный комментарий к нашей совместной статье, посвященной теме, которая особенно стала актуальной в связи с вирусной экспансией.

Собственно, про это и шла речь в публикациях на страницах ряда периодических изданий в конце прошлого года. Их объединяет общее название «На повний голос про наболіле: «реформа» — куди вона тримає шлях». Напомню, в качестве эпиграфа к статье с таким названием было мною избрано выражение мудрого Сенеки: «Когда человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным».

Обращаясь к коллегам, я заострял внимание на том, что если мы промолчим, то люди, чье здоровье мы должны охранять, нас не оправдают и тем более не простят нам нашего молчания.

Поэтому повторюсь в который раз: необходимо заявлять в полный голос о том, что недопустимо скрывать нынешнее состояние медицины —  «реформаторские» преобразования навязаны нам сверху и являются не истинной, научно обоснованной реформой, а лжереформой. Это надо признать и критически рассмотреть как раз сейчас, когда в Украине сложилось критическое состояние с противодействием COVID-19.

Эффективное противодействие вирусной агрессии требует обязательно и в полном объеме использовать опыт наших предшественников, который они накапливали при ликвидации чрезвычайных ситуаций, имевших место в Украине при вспышках эпидемий биологического, техногенного (физического, химического, радиационного) происхождения, а также «болезней цивилизации», нарушений  здоровья, обусловленных промышленными и экологическими факторами.

Чтобы было полное доверие к совместному обсуждению проблемы,  приведу краткую справку об авторах данной статьи. Стаж профессиональной деятельности вашего покорного слуги в сфере охраны общественного здоровья, разработки проблем медицины труда, профилактической токсикологии, медицинской экологии – семь десятилетий. Стаж практический, научный, педагогический коллеги из Харьковского национального медицинского университета профессора Игоря Тарабана – 36 лет. Значительный опыт протяжённостью в 25 лет в области профилактики негативного влияния на здоровье людей, контактирующих с химическими веществами, а также с вредителями–переносчиками опасных и особо опасных заболеваний, имеет представляющий общественную организацию «Украинская пест контроль ассоциация» Сергей Криводонов иИрина Брилёва, представитель общественной организации «Профессиональные женщины Евразии в пест менеджменте». 

Первый президент Академии наук Украины Владимир Вернадский говорил о том, что при разработке актуальных для практики вопросов следует объединяться не столько по принципу привлечения представителей разных специальностей, сколько по общности участия исследователей в разработке соответствующих проблем. Такое сотрудничество весьма эффективно.

И.М.Трахтенберг

Предупреждения, которые не восприняли, и опыт, который не использовали

 

Авторы этих неравнодушных, тревожных и драматических заметок хотели бы напомнить, что западные наши коллеги – практические врачи и ученые-медики еще в сентябре минувшего года предупреждали о возможной глобальной коронавирусной эпидемии. Прислушались ли мы к столь серьезному предупреждению?

Объективности ради отметим, что профессионально прислушаться  к сказанному в нынешнем Минздраве практически было некому. Ведь санитарно-эпидемиологическая служба, подчиненные и близкие к ней структуры, центры профилактической медицины, соответствующие лаборатории новоявленными реформаторами уже были безоговорочно ликвидированы.

Кстати, небольшое отступление. Врач-вирусолог Елена Медведь – жена одного из авторов этих заметок — на протяжении тридцати лет руководила вирусологической лабораторией Киевской городской санитарно-эпидемиологической станции. Эта лаборатория была известна как высококвалифицированное, специализированное учреждение, в котором трудились опытные вирусологи, выполняющие не только практические, но и исследовательские функции. Применяемые в лаборатории методы и приемы были современными, творческими. Так вот в таких лабораториях, столь необходимых для санитарно-эпидемиологической и санитарно-гигиенической сфер профилактической медицины, были ликвидированы должности, и специалисты утратили возможность продолжить профессиональную деятельность, число врачей – микробиологов, бактериологов, паразитологов — катастрофически уменьшилось. В системе медицинского образования подобных специалистов перестали готовить, так как были ликвидированы санитарно-гигиенические факультеты и сменившие их по названию факультеты профилактической медицины.

Забегая вперед заметим, что в настоящее время, когда мы должны были бы обратиться к отечественному опыту по борьбе с эпидемиями, в т.ч. с особо опасными инфекциями, мы опыт в сущности игнорируем. А ведь на нем были основаны в свое время решения первого после Великой Отечественной войны съезда гигиенистов, эпидемиологов, микробиологов, инфекционистов,  который решил вопросы ликвидации негативных санитарных последствий войны.

Один из авторов этих заметок — участник исторического съезда — и опубликовал о нем отдельную статью, в которой писал о том, что эффективная борьба с эпидемиями массовых инфекционных заболеваний была в те годы одной из наиболее актуальных задач. И благодаря именно таким украинским ученым-корифеям, какЛ.В.Громашевский, Л.И.Медведь, А.Н.Марзеев, А.М.Зюков, С.С.Дяченко,Д.Н.Калюжный, П.И.Баранник, Р.Д.Габович, В.З.Мартынюк,В.К.НавроцкийГ.Х.Шахбазян, В.М.Жаботинский, С.С.Познанский, в Украине с этой задачей удалось справиться.

А ныне? Как случилось, что среди стран, ввергнутых в тяжелую пандемию, мы оказались наименее подготовленными? Почему ряд проведенных в связи с возникшей ситуацией опросов населения, на вопрос, верят ли соотечественники в то, что медицина их защитит от подобных ситуаций, последовал единогласный отрицательный ответ? А ведь к категории медицины катастроф относятся и чернобыльская эпопея, и ряд массовых экологических и производственных клинических отравлений типа черновицкой алопеции, свинцовых и ртутных отравлений, острых и хронических интоксикаций фосфороорганическими и хлорорганическими пестицидами.

Неужели мы ныне, когда должны собственными усилиями практических врачей, ученых-медиков, специалистов смежных областей естествознания, науки и техники решить проблему противостояния коварной пандемии, обречены на отнюдь небезвозмездную помощь Международного валютного фонда! Декларируется, что деньги выделяются, чтобы в Украине справились с проблемами пандемии «путем обеспечения платежного баланса и бюджетной поддержки» — так формулируется задача этой акции пресс-службой фонда. Служба отмечает, что такая  поддержка призвана заменить ранее намеченную программу stand-by на без малого 4 млрд. долл.

Не вдаваясь в дискуссию о том, насколько это для Украины оправданно, отметим, что общественность должна быть осведомлена, куда и какие суммы в конечном счете будут выделены МВФ, а главное — каков ожидается результат. Тем более что указанная поддержка сопровождается непростыми требованиями к нашей стране, и они должны быть решены за счет населения Украины. Кстати, до сих пор мало известно, на что и с каким эффектом власть использовала предшествующую «поддержку» МВФ. Между тем в отношении столь дорогой ценой оплачиваемых нами требованиий должна доминировать гласность, гласность и еще раз гласность!

С этих позиций представляется необходимым кратко напомнить предысторию появления и распространения нового штамма коронавируса. Новый штамм, который впервые был зафиксирован в китайском городе Ухань (провинция Хубей), вскоре был обнаружен в Таиланде, Южной Корее, Японии. Министерством здравоохранения Таиланда отмечало: с момента выявления первого случая заболевания  COVID-19 в стране были проверены 13 000 пассажиров восьмидесяти шести авиарейсов. Были получены данные об инфицированных лицах. 22 января наступившего Нового года было проведено в Женеве экстренное совещание, чтобы решить, необходимо ли объявлять «чрезвычайную ситуацию в области общественной охраны здоровья, что имеет международное значение».

В январе об этом стало известно медицинской общественности Украины — по опубликованным материалам statnews.com. Государственную пограничную службу уведомили о возможности вспышки COVID-19 и предоставили соответствующие рекомендации  в случае ее выявления.

Приведенных выше данных, а также выступлений в зарубежной печати ученых относительно угрозы возникновения эпидемии было недостаточно, чтобы к ним не только серьезно отнеслись, но и действенным образом подготовились. Почему такая готовность не была обеспечена, не сработала ни служба медицины катастроф, ни в целом отечественное здравоохранение? Надо полагать, причины в том, что последнее целиком увязло в перипетиях  пресловутой медреформы, которая оказалась несостоятельной.

Противодействие СOVID-19 и нынешняя медреформа – вещи несовместные

В последние годы на страницах печатных изданий, в выступлениях на многих форумах представителями широкой общественности остро и принципиально поднимались вопросы здравоохранения и нынешних преобразований в связи с ситуацией в медицине и медицинской реформой, которая взяла старт с Законом Украины от 19.10.2017 № 2168-VIII «О государственных финансовых гарантиях медицинского обслуживания населения» (закон о медицинской реформе), который вступил в действие 30.01.2018 г. Общая резкая направленность, эмоциональность этих выступлений и публикаций — свидетельство заинтересованности общества в самом ценном — жизни и здоровье человека. Особое место занимают вопросы социальной и профилактической медицины, в т.ч. аспекты медицинской экологии — охраны окружающей среды и профилактики влияния на общественное здоровье техногенных факторов, загрязняющих объекты окружающей среды, воду, почвы, зеленые насаждения и др.

То, что происходит в отечественной медицине и называется «реформой», — это, уверены специалисты, которые всю жизнь проработали в практическом здравоохранении, просто катастрофа, потому что нарушается первая заповедь медицины: «Не навреди!».

Одно из нелепых решений возглавляемого «новатором» Ульяной Супрун министерства — ликвидация санитарно-эпидемиологической службы. Вряд ли соратники-реформаторы тогдашнего министра были настолько дремучими дилетантами, что не понимали, сколь тяжелыми последствиями обернется для людей отмена этой службы, которая десятилетия стояла на охране общественного здоровья.

Ульяна Супрун

Кстати, весьма примечательна ситуация с заболеваемостью корью. По официальным данным Центра общественного здоровья самого Минздрава, в 2018 году корью заболело: во Львовской области — 7364 человека, в Ивано-Франковской — 3612, на Закарпатье — 3459, в Одесской области — 2550, в Киеве — 2408 человек! И самое удивительное, что при таких впечатляющих цифрах Ульяна Супрун заявила: «Я соберу комиссию, и мы решим вопрос, есть ли в Украине эпидемия кори или нет эпидемии кори». Вы только вдумайтесь в логику (!) такого заявления в ситуации, когда: с начала 2019 года корью в стране заболели 35 тысяч человек, эпидемия расширяется, уровень заболевания может еще повыситься; в Польше раздаются голоса о том, что если из Украины будут и дальше приезжать мигранты, больные корью, то следует ставить вопрос о закрытии безвизового режима с нашей страной…

 В тот же период возникла реальная угроза эпидемии дифтерии. И это при нехватке вакцин, которые приходится закупать у зарубежных фармацевтических компаний.

Украина под руководством реформаторов переместилась на второе место в Европе по заболеваемости туберкулезом. Только в 2018 году в стране заболело более 36000 человек, из них 22000 детей.

Сегодня, конечно, необходимо говорить о недостатках, которые имели место в социалистической Украине, но осуждая, следует говорить правду и извлечь из истории пользу для нынешнего общества. Напомню давно забытое: 15 октября 1917 года была принята резолюция, в которой указывалось, что «все врачебно-санитарное устройство должно базироваться на тех же, наработанных за счет общего медицинского мнения, демократических началах, на которых ранее строилась земская медицина». В Украине с конца 20-х годов быстрыми темпами развивалась сеть санитарно-эпидемиологических станций, благодаря чему были побеждены свирепствовавшие после гражданской войны эпидемии. 

К началу 1941 года система здравоохранения в Украинской республике насчитывала 29000 врачей и 91000 средних медработников, управляемых опытными, высокопрофессиональными организаторами здравоохранения, специалистами в области социальной медицины.

Признание неоспоримых успехов в экономике и медицине в прошлом — это не только объективно, но и крайне важно для понимания тех бед, которые происходят у нас сегодня.  Ведь за годы независимости в Украине сменили друг друга более 20 министров здравоохранения.  Реформы, которые провозглашал всякий очередной министр, себя не оправдали. 

Некоторые аспекты биобезопасности

В общей задаче противостояния вирусной экспансии следует выделить ряд ключевых проблем. Некоторые из них мы недавно подробно обсуждали при подготовке этой статьи с представителями упомянутых выше общественных организаций «Украинская пест контроль ассоциация» и «Профессиональные женщины Евразии в пест менеджменте».

Особенный интерес вызывает принципиальная позиция специалистов этих организаций относительно того, что, помимо медицинского аспекта борьбы с COVID-19, существует и политико-гуманитарный аспект данной проблемы. Назовем его пока именно так. Итак, в условиях подобных нынешней эпидемий вскрываются схемы, направленные отнюдь не на здоровье человечества. В частности, проявляется недоверие как к системе здравоохранения, к ВОЗ и ряду других специализированных органов ООН, так и к собственной власти. Вопросы, касающиеся того, заняты ли соответствующие профильные структуры (и в какой степени) проблемами здравоохранения, среди которых биобезопасность, предотвращение биорисков, контроль и надзор за использованием биологических факторов применительно к работающим на ряде производств и населению, где территория проживания загрязняется техногенными и природными факторами, должны занимать доминирующее место. Проблема остается открытой и требует всестороннего обсуждения специалистами медицинской, ветеринарной, фитосанитарной, образовательной, экономической, юридической сфер, а также представителями науки, государственной власти, международных структур, общественности.

В Украине система управления,  связанная с предотвращением биорисков (а это имеет особое международное значение), функционирует недостаточно. Указанные выше представительства международных авторитетных органов не в полной мере осведомлены и не анализируют систематически и глубоко то, что ныне у нас управление указанными рисками рассредоточено по многим государственным органам, что делает невозможным принятие оперативных и действенных решений.

Так, услуги в сфере дезинфекции, дезинсекции (фумигации), дератизации в значительной степени отданы на откуп частным компаниям. При этом работы чаще всего проводятся без контроля, без надзора и соблюдения элементарных правил техники безопасности. Разумеется, приверженцы профилактической медицины и близкие к ней структуры, призванные способствовать профилактике биорисков, только за то, чтобы эти услуги эффективно и повсеместно оказывались, ведь они являются сдерживающим фактором проникновения и распространения болезнетворных организмов по территории Украины.

Но строжайший контроль и надзор за такими услугами (тем более что во многих случаях применяются боевые и отравляющие биоциды) должен быть. Реализация ОВ, в т.ч. препаратов острого действия проводится  в общественных местах, на рынках, рядом с продуктами и детским питанием,  одеждой, игрушками. Это создает угрозу неоправданной негативной  нагрузки на все живое. Более того, такое положение с регулированием оборота опасных веществ создает возможность использовать биосферу (в т.ч. человека, животных, растительность, аквакультуры, водные объекты, территорию) в качестве экспериментальных объектов.

В пунктах пересечения государственной границы, в морских и воздушных портах, на железнодорожных узлах (тупиках) и т.п. практически отсутствуют оборудованные места для безопасного проведения обеззараживания и дегазации грузов, транспортных средств и контейнеров, пришедших по импорту, транзиту, экспорту, реэкспорту. Такое положение дел создает условия для беспрепятственного проникновения карантинных объектов и представляет угрозу национальной безопасности.

В условиях глобальных климатических изменений существует реальная опасность появления определенных видов организмов на территориях, которые ранее были для них неблагоприятными: они могут выступать в качестве трансграничного вектора для опасных заразных заболеваний людей, животных, растений. Это обосновывает необходимость усиления контроля за вышеуказанными факторами.

Правда, в Украине, увы,  нечего усиливать. Между тем болезни могут распространиться по всему миру всего за 36 часов. Страна, которая не в состоянии обнаружить, остановить и предотвратить проникновение и распространение болезнетворных организмов, рискует нанести и уже нанесла вред собственным гражданам, соседям и всему мировому сообществу. Границы прозрачны.

Готовность к эпидемиям — глобальная проблема. Мир проиграл в борьбе с эпидемией. Есть опасные и особо опасные агенты и их переносчики, которые вызывают высокую летальность, о которых молчит ВОЗ — как молчат  и соответствующие органы гигиенического и ветеринарного надзора и власти.

Украина взяла на себя обязательства провести внешнюю оценку и создать «Отчеты о совместной миссии по внешней оценке (JEE)», но в настоящее время данных от Украины нет и быть не может, поскольку нет ни хорошего, ни какого иного способа узнать, готова ли Украина к эпидемии. Новый ресурс PreventEpidemics призван помочь справиться с этой задачей: на портале представлена информация о том, насколько эффективно различные страны готовы бороться с эпидемией; от Украины данных нет. Аналогичная ситуация и по другим странам.

Анализируя международные аспекты проблемы, следует еще раз признать, что Украина не может продемонстрировать повышение противоэпидемической готовности, но COVID-19 привел к гибели людей по всему миру, нарушив в глобальном плане политическую и экономическую стабильность.

Украина не готова к возможным будущим эпидемиям. Что мы будем делать вместе, подчеркнем это особо, с мировым сообществом, если вспыхнет очередная пандемия? Ждать протоколы от ВОЗ и импортной вакцины? Не протоколами препятствуют распространению инфекций, не чипами, а эффективными мерами глобальной профилактики, созданием соответствующих условий на границах и в пунктах перехода, на транспортных узлах и внутри стран, чтобы иметь возможность остановить и тем самым погасить вспышку, не дожидаясь какого-либо представителя из ООН или сомнительных требований принудительной вакцинации. Кто делает выводы и готовит страны к возможным чрезвычайным ситуациям? Какие отчеты кладут на стол в комитеты ООН представители  специализированных органов, ответственных в странах–участницах?

Работа Организации Объединенных Наций носит глобальный характер. К сожалению,  в Украине это не чувствуется. Наоборот, мы вынуждены констатировать, что органы ООН не обеспечивают в полной мере права человека. За 75 лет работы были созданы главные и вспомогательные органы, связанные со структурами ООН, специализированные органы, департаменты, управления и отделения, региональные комиссии, фонды и т.д. Ввиду своих  полномочий ООН может принимать решения по вопросам, стоящим перед человечеством: мир и безопасность, изменение климата, устойчивое развитие, права человека, разоружение, терроризм, гуманитарные и чрезвычайные ситуации, гендерное равенство, управление, производство продовольствия и многое другое. Однако такие решения,  как управление рисками в сфере контроля организмов, которые имеют медицинское значение, к сожалению, ООН не принимаются, хотя ВОЗ официально заявляет, что должным образом сотрудничает с экспертами.

Человек находится в небезопасной среде обитания. И нужно подумать об условиях ее оздоровления, так как фактор источника инфекционных заболеваний заключается в организмах, которые являются переносчиками опасных и особо опасных заболеваний.Билл Гейтс ещё пять лет назад предупреждал, что эпидемия будет, и что страны должны быть готовы к чрезвычайным ситуациям.

Вновь с тревогой повторим: мы 25 лет обращаем внимание правительства и международных профильных организаций на отсутствие готовности Украины к эпидемиям. Может, нужны жесткие меры, вплоть до уголовной ответственности, за неготовность страны к повседневному управлению биорисками?

Некоторые склонны считать нынешнюю позицию ООН как недостаточную с точки зрения действенных мер по защите человечества от биологических угроз. Тем более следует усиливать собственные меры, о которых активно говорят в своих выступлениях соавторы настоящей статьи.

Они полагают, что в Украине для достижения целей, разработки и хода выполнения Национального плана должна активизировать свою работу  инициативная группа, не так давно созданная на общественных началах. Предлагается создать Межведомственную рабочую группу при Кабинете Министров Украины или при СНБО  с целью разработки и внедрения «Национального плана по управлению биорисками и биобезопасности в сфере пест контроля и пест менеджмента» и создания государственной или иной формы собственности независимого органа по регулированию вопросов в сфере управления биорисками, включая безопасность и биологическую защиту, санитарное и эпидемическое благополучие населения, ряд вопросов, связанных с продовольственной, химической безопасностью, проблемы регулирования оборота пестицидов и других опасных химических веществ, ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в результате воздействия опасных биологических факторов окружающей среды, возможных актов биотерроризма в рамках «пест контроля и пест менеджмента».

Напомним читателю, что Pest Сontrol — это регулирование или управление видом животных, определенных как вредитель, который негативно влияет на деятельность человека. Уровень регулирования зависит серьезности причиненного ущерба и может варьировать от толерантности, сдерживания до полного искоренения вредителя. Меры борьбы с вредителями могут проводиться как часть интегрированной стратегии. В условиях глобальных изменений климата, вредители стали трансграничным вектором для опасных заразных заболеваний людей, животных, растений, что обосновывает необходимость усиления контроля за указанными выше проблемами и факторами.

Существенное и неотложное

«Если мы не решим в ходе реформирования проблему верховенства профилактической медицины и не восстановим оправдавший себя многолетний опыт санитарно-эпидемиологической службы страны, то допустим непоправимую ошибку, чреватую дальнейшими катастрофическими последствиями».

Николай Амосов

12 июля 2020 года на бегущей телестроке высветились такие, казалось бы, сугубо деловые слова: «ВОЗ: ситуация в мире, связанная с коронавирусом ухудшилась». И действительно, позже были освещены наши киевские данные о том, что за сутки в Украине вновь зарегистрированы значительные цифры заболевших – 678 человек. Надо отметить, что в последнее время число заболевших в течение суток варьирует в пределах 400 – 700 и более человек.

Неужели это стремительно наступившая вторая волна? Ранее, ссылаясь на иностранные источники, мы все полагали, что осенью можно ожидать «третью волну» пандемии. Вероятно, такой прогноз, увы, имеет достаточно оснований.  Всего за время пандемии в Украине коронавирус обнаружили у 53521 человека; из них 26118 человек выздоровели, а 1383 —  скончались. Венгрия с 15 июля усиливает карантин. В Италии на протяжении последних 24 часов зафиксировали 234 новых случая заболевания COVID-19 в сравнении с 188 накануне.

Приведённые выше данные свидетельствуют о второй волне COVID-19. Причина ее в первую очередь в том, что были преждевременно прекращены карантинные ограничения. Но не только. Думается, еще предстоит серьезнейший научный анализ совокупности вероятных причин подобных рецидивов, которые в разное время были отмечены во многих странах. Это вынудило правительства данных стран возвращать карантинные ограничения даже в случаях, когда рост заболевших не был значителен. К возобновлению карантинных ограничений прибегли в ряде стран, не смотря на такие относительно небольшие цифры роста заболеваний — от 10 до 34 случаев в день. Среди указанных стран можно назвать Китай, Германию, Иран, Ливию, Южную Корею, Саудовскую Аравию. Подобное возвращение к ранее установленным ограничениям, как свидетельствует опыт, неизбежен, и это следует учитывать в преддверии третьей волны пандемии, которая все же, предполагается, возникнет осенью.

У нас в большей мере, чем в других странах, не удалось избежать необ-ходимости возвращения ранее введенных ограничений. Дело в том, что решение этих вопросов практически целиком было передано в руки местным властям. А они нередко принимали решения без необходимого анализа ситуации и учета практических выводов из полученного опыта.

В этой связи и прежде всего необходимо прекратить реформаторские новации, к которым относится ликвидация санитарно-эпидемиологической службы. В рамках этих «новаций» произошло сокращение клиник и числа врачей. Приведу следующую цифру: только за прошедшие месяцы этого года в стране лихо уволены без малого 35 тысяч медицинских работников, продолжается сокращение коечного фонда, не построено ни одной современной инфекционной больницы, не хватает врачей – эпидемиологов, бактериологов, вирусологов, гигиенистов. Не выполняется обещание, как подчеркивалось на самом высоком уровне, своевременно и в требуемом объеме выплачивать 300% заработную плату за работу медиков при коронавирусной пандемии. Эти и другие обстоятельства, среди которых несоблюдение собственных рекомендаций и отсутствие должного и всестороннего контроля за установленными карантинными требованиями как со стороны населения, так и со стороны руководителей учреждений, предприятий, учебных заведений, общественных организаций, призванных обеспечивать своих сотрудников средствами индивидуальной защиты, условиями для дистанционной работы, транспортом, необходимыми мерами профилактики, – все это никак не способствует предотвращению новой волны коронавирусной инфекции.

Ольга Голубовская

Надежда на высокую летнюю температуру, которая может, как предполагалось, остановить или заметно

Вадим Аристов

ослабить пандемию, увы, не оправдывается. Авторитетные эпидемиологи и инфекционисты – Ольга Голубовская, Игорь Марычев, Вадим АристовАлексей Галименский, привлеченные в качестве общественных экспертов, весьма сдержанно высказываются относительно  сроков, когда будут преодолены угрозы коронавирусной агрессии. Известный отечественный иммунолог – академик Сергей Васильевич Комиссаренко – глава комиссии по биобезопасности при СНБО, достойно представляющий отечественную науку в международных организациях, высказывается прямо, принципиально и не без тревоги: «Ситуация с COVID-19 будет стабильно плохая».

Прислушаемся к сказанному и сделаем должные выводы.

К сожалению, продолжает оставаться без ответа вопрос: почему власти практически игнорируют вывод о том, что к голосу ученых они обязаны не только прислушиваться, но и реализовывать постоянно и на должном уровне результаты соответствующих разработок? Разве не очевидно, что планы конкретных преобразований, предусмотренных пресловутой медреформой, должны базироваться не на указаниях чиновников от здравоохранения, а на итогах комплексных научно-исследовательских изысканий ученых в области современных медико-биологических знаний с учетом многолетнего исследовательского опыта минувших лет.

Ныне, в условиях тревожной экстремальной ситуации с противодействием распространению COVID-19, кто ответит на вопрос, почему не хватает в стране специалистов в области профилактической медицины, основные кадры которой были представлены в санитарно-эпидемиологической службе, ликвидированной без всяких на то оснований. Кстати, не так давно появилось сообщение, что решено создать в стране «противоэпидемиологическую службу». Обратите внимание на название — не «противоэпидемическую» а «противоэпидемиологическую». Подобная терминология вызывает недоумение и позволяет заподозрить, что авторы такого терминологического ляпсуса просто непрофессионалы.

Но главное — в самом факте восстановления не единой санитарно-эпидемиологической службы, а только его противоэпидемической составляющей. Почему не восстанавливается служба в целом? Ведь очевидно, что именно ее неоправданная ликвидация, как стало это понятным уже в самом начале распространения у нас коронавирусной инфекции, способствовала неподготовленности нашей отечественной медицины к противостоянию в случае возникновения экстремальной ситуации, связанной с природными или техногенными катастрофами. Санитарно-эпидемиологическую службу разогнали, взамен ничего не создали.

Самое существенное и неотложное в настоящее время, повторюсь, — это прекращение не оправдавшей себя медреформы и восстановление всего того, что было разрушено без всякого на то основания, прежде всего санитарно-эпидемиологической службы страны с ее системой санитарно-эпидемиологических станций на местах.

Имеется в виду, что именно специалисты этих структур продолжают на основе накопленного опыта повседневное и предварительное обеспечение требуемым санитарным надзором таких структур, как окружающая и производственные среды,  профессиональное здоровье, экологически и производственно обусловленная заболеваемость, болезни цивилизации, инфекционная патология, последствия нарушений здоровья вследствие радиационных, химических, биологических и других экзогенных воздействий, обусловленных новыми технологиями и влияющих на население. В последнем случае речь идет о проблемах медицинской экологии!

Чрезвычайно существенным является кадровый аспект, касающийся более местной политики в здравоохранении относительно руководящего состава и восстановления в вузах факультетов профилактической медицины. Если последнее не будет сделано, то мы в конечном счете окажемся без санитарных врачей, без бактериологов, микробиологов, вирусологов, без специалистов в области радиологии, профилактической токсикологии, профпатологии и медицинской экологии.

Et cetera

В завершение этих заметок выскажем следующее предложение. Необходимо, не откладывая до разрешения сверху, и по настоятельной инициативе медицинской общественности собрать «круглый стол» с участием бывших государственных санитарных врачей страны. Цель мероприятия — обсудить и четко обосновать самые насущные задачи, содержание, рекомендации для санитарного законодательства, которые способствовали бы коренному улучшению профилактической медицины.

Назовем таких бывших государственных санитарных врачей в Украине, чей опыт может быть использован в связи с указанной выше задачей: Бобылева Ольга Александровна, Бережной Сергей Петрович, Беловол Александр Николаевич, Кравчук Александр Федорович, Мариевский Виктор Федорович, Некрасова Любовь Сергеевна, Пономарев Анатолий Викторович, Проданчук Николай Григорьевич, Протас Святослав Викторович, Рыженко Сергей Анатольевич.

Большинство из них — воспитанники кафедр украинских медицинских вузов и посвятившие свою профессиональную деятельность профилактической медицине. Не сомневаемся, что плеяда этих специалистов сможет помочь разработать и внедрить эффективные и действенные, на основе отечественного опыта, столь необходимые стратегию и тактику ликвидации пандемии, профилактики возможных вспышек подобных экстремальных событий в дальнейшем.           

Борис Патон

В не так давно завершенном пятитомном издании «В начале нового века» одного из авторов этой статьи были представлены два эпиграфа: Гегелевская ремарка: «Главный урок истории в том, что человечество не научилось извлекать из нее уроков» и высказывание президента НАНУ Бориса Патона: «Наблюдается тенденция старое разрушить и потом уже начать строить новое. Тем самым будет отброшен весь накопленный опыт, традиции, которые в цивилизованном понимании необходимо почитать, уважать, продолжать».

Кстати, когда не так давно обсуждали с Борисом Евгеньевичем нынешнее положение науки и медицины, то были едины в том, что, увы, в атмосфере сумбурных диктуемых «сверху» реформ из-за преобладания  частностей утратили неотложное решение принципиальные задачи. Одна из них подчеркивалась в предыдущих наших публикациях: «Чтобы реформировать здравоохранение, нужно восстановить то, что разрушено».

«С этим полностью солидарен», — так комментировал это заключение Борис Евгеньевич. А его мнение дорогого стоит.

Джерело: интернет-портал 2000.ua

Tagged in: